Книга
Скорость чтения
1x
Сохранить изменения
Таймер сна Чтение остановится через
0 часов
20 минут
Включить таймер
Закрыть
Автор
Исполнитель
Длительность
29 минут
Год
2017
Описание
Главный герой рассказа- паромщик Филипп Тюрин, убежденный коммунист и заслуженный коллективист. Однажды влюбился он в девушку по имени Марья. Завязались у них отношения, однако та на брак без венчания в церкви никак не соглашалась. А Тюрин подобные вещи презирал и считал темными, и вовсе ненужными, поэтому их пути разошлись. И вот однажды ,,,,,
Поддержать исполнителя
Карта банка: Сбер 2202 2008 7740 9522

27 комментариев

Популярные Новые По порядку
Не факт, что, если бы они поженились-обвенчались, были бы счастливы до гробовой доски! Возможно, что и разбежались бы. Любовь лелеять на расстоянии проще. Можно и пофантазировать- ах, как бы я был счастлив! Может, был бы. А может и нет!) У меня знакомые три раза разводились и четыре раза расписывались. А потом ещё и обвенчались. Когда это в моду вошло. Уже под 50, а говорят- вот дурак, вот, дура, зачем опять в ЗАГС пошла, так хорошо было жить одной, одному… Такая вот любовь! Четверо детей Одно хорошо- никого другого осчастливить собой не пытались! А то вот тоже знакомые-поженились, развелись, сходили замуж за чужих, помыкались по года три-четыре, развелись и опять сошлись-поженились. Детей не сосчитать! от разных там жён, мужей. И все свои. И просят кушать!)))
ЗЫ: Душевный рассказ. И прочитан с душой. Спасибо!
Ответить
Яна
Спасибо, ЯНА за оценку!
Ответить
Следовать советам ума или зову любящего сердца? Эта задача не имеет единственного верного ответа, а ошибки обходятся слишком дорого. История о том, как принятое однажды решение меняет жизнь и судьбу. Рассказ проникнут человечностью, сопереживанием истинным, глубинным движениям души героев.
Прочитано очень хорошо. Спасибо огромное Александру Синице!
Но я очень люблю рассказы Шукшина в исполнении Михаила Ульянова. В этом сборнике, например, можно послушать akniga.org/shukshin-vasiliy-rasskazy_2
Ответить
Artem Nikiforov
Спасибо вам огромное, Артем за прекрасную аннотацию этого замечательного рассказа. Лучше и не скажешь! Подписываюсь под каждым словом. Благо ваш коммент на первом месте и прочитав его, становится ясным о чем этот рассказ. Спасибо за оценку, получить ее от книголюба со стажем престижно! Все записи Михаила Ульянова это шедевры художественного чтения и наше достояние!
Ответить
Спасибо, всем кто на странице и кого тронул рассказ!
Ответить
«Ничего теперь не воротишь» — фраза, которую Шукшин вкладывал в уста своих героев не только этом рассказе. В ней, как всё наше национальное сострадание и сердобольство, так и отрешённость, преклонение перед «судьбой»…
Прочитано замечательно, с большим чувством. Спасибо.
Ответить
yarigo
Спасибо огромное, что слушаете меня! За оценку и коммент тоже спасибо, я рад что понравилось чтение!!!
Ответить
Эх, жизнь! Всплакнуть захотелось…
Ответить
Татьяна
Спасибо, Татьяна за прослушивание и отзыв! Вот такой он Василий Шукшин и посмеёшься и поплачешь от души! Сколько слушаю этот рассказ не могу удержаться в финале так проникновенно написано. Не мы управляем судьбой…
Ответить
Возможно, такие сильные чувства к женщине у главного героя сохранились потому, что они не жили вместе. Очень часто любовь угасает после нескольких лет совместной жизни. Прочитан рассказ замечательно.
Ответить
Галина Реймер
Спасибо Вам, Галина за отзыв, прослушивание и правду жизни, но есть исключения! Когда проживают всю жизнь и умирают вместе или один за другим. Жизнь это сложная штука. Удачи вам и добра и всегда жду на своей странице!
Ответить
Александр Синица
Да, конечно, огромное количество семей проживают вместе всю жизнь до самой смерти, но разве у всех при этом сохраняются такие пламенные, трепетные чувства? Наверное, не у всех.
Ответить
Галина Реймер
Так, а я же написал, что «но есть исключения!» Когда умирают от тоски по ушедшему в мир иной, Любимому человеку. Так что с вами не спорю. В большинстве живут так как вы написали и о них не пишут книги…
Ответить
Действительно, иногда жизнь преподносит такие сюрпризы, какие ни один сказочник не сочинит.
Ответить
Спасибо всем!
Ответить
СПАСИБО ОГРОМНОЕ!!! Вы просто мастер словосочетаний! Как правильно подобраны слова, характеризующие сюжет рассказа! Я рад, что понравился рассказ и лёг на душу!
Ответить
Данный труд иллюстрирует терапевтический эффект не до конца проведенного сеанса рефлексии, состоявшего из следующих этапов:
убирание чувства обиды, путем доказывания себе, что они оба с соперником «побирушки», таким образом возводя себя из ранга «проигравшего» в ранг «равных»;

убирание чувства потери, путем перевода субъекта обожания из «кумиров» в ранг «равных» и последующее низведения его в разряд причины всех несчастий,
что автоматически поднимает пациента в в его глазах в ранг победителей оставляя соперника в побирушках, а их общую любовь — причиной жизненных несчастий обоих.

Окончательный эффект наступает при осознании тленности всего бренного в виде мысли: "… теперь то чего?" Имея в виду что скоро срок жизни подойдет к концу.
И приходит к выводу что всё вокруг иллюзорно, то есть — Вселенная есть Пустота: и отвечает сам себе: «Теперь — ничего»©
Таким образом герой с помощью рефлексии приходит к выводу О Природе Всего Сущего и понимает Суть Вещей, но делает это немного не тем путем, что описан о в известном философском трактате «Чапаев и Пустота»:
«Он взял со стола две луковицы и принялся молча чистить их. Одну он
ободрал до белизны, а со второй снял только верхний слой шелухи, обнажив
красно-фиолетовую кожицу.
— Гляди, Петька, — сказал он, кладя их на стол перед собой. — Вот
перед тобой две луковицы. Одна белая, а другая красная.
— Ну, — сказал я.
— Посмотри на белую.
— Посмотрел.
— А теперь на красную.
— И чего?
— А теперь на обе.
— Смотрю, — сказал я.
— Так какой ты сам — красный или белый?
— Я? То есть как?
— Когда ты на красную луковицу смотришь, ты красным становишься?
— Нет.
— А когда на белую, становишься белым?
— Нет, — сказал я, — не становлюсь.
— Идем дальше, — сказал Чапаев. — Бывают карты местности. А этот стол
— упрощенная карта сознания. Вот красные. А вот белые. Но разве оттого,
что мы сознаем красных и белых, мы приобретаем цвета? И что это в нас, что
может приобрести их?
— Во вы загнули, Василий Иванович. Значит, ни красные, ни белые. А
кто тогда мы?
— Ты, Петька, прежде чем о сложных вещах говорить, разберись с
простыми. Ведь „мы“ — это сложнее, чем „я“, правда?
— Правда, — сказал я.
— Что ты называешь „я“?
— Видимо, себя.
— Ты можешь мне сказать, кто ты?
— Петр Пустота.
— Это твое имя. А кто тот, кто это имя носит?
— Ну, — сказал я, — можно сказать, что я — это психическая личность.
Совокупность привычек, опыта… Ну знаний там, вкусов.
— Чьи же это привычки, Петька? — проникновенно спросил Чапаев.
— Мои, — пожал я плечами.
— Так ты ж только что сказал, Петька, что ты и есть совокупность
привычек. Раз эти привычки твои, то выходит, что это привычки совокупности
привычек?
— Звучит забавно, — сказал я, — но, в сущности, так и есть.
— А какие привычки бывают у привычек?
Я почувствовал раздражение.
— Весь этот разговор довольно примитивен. Мы ведь начали с того, кто
я по своей природе. Если угодно, я полагаю себя… Ну скажем, монадой. В
терминах Лейбница.
— А кто тогда тот, кто полагает себя этой мандой?
— Монада и полагает, — ответил я, твердо решив держать себя в руках.
— Хорошо, — сказал Чапаев, хитро прищуриваясь, — насчет „кто“ мы
потом поговорим. А сейчас, друг милый, давай с „где“ разберемся. Скажи-ка
мне, где эта манда живет?
— В моем сознании.
— А сознание твое где?
— Вот здесь, — сказал я, постучав себя по голове.
— А голова твоя где?
— На плечах.
— А плечи где?
— В комнате.
— А где комната?
— В доме.
— А дом?
— В России.
— А Россия где?
— В беде, Василий Иванович.
— Ты это брось, — прикрикнул он строго. — Шутить будешь, когда
командир прикажет. Говори.
— Ну как где. На Земле.
Мы чокнулись и выпили.
— А Земля где?
— Во Вселенной.
— А Вселенная где?
Я секунду подумал.
— Сама в себе.
— А где эта сама в себе?
— В моем сознании.
— Так что же, Петька, выходит, твое сознание — в твоем сознании?
— Выходит так.
— Так, — сказал Чапаев и расправил усы. — А теперь слушай меня
внимательно. В каком оно находится месте?
— Не понимаю, Василий Иванович. Понятие места и есть одна из
категорий сознания, так что…
— Где это место? В каком месте находится понятие места?
— Ну, скажем, это вовсе не место. Можно сказать, что это ре…
Я осекся. Да, подумал я, вот куда он клонит. Если я воспользуюсь
словом „реальность“, он снова сведет все к моим мыслям. А потом спросит,
где они находятся. Я скажу, что у меня в голове, и… Гамбит. Можно,
конечно, пуститься в цитаты, но ведь любая из систем, на которые я могу
сослаться, подумал вдруг я с удивлением, или обходит эту смысловую брешь
стороной, или затыкает ее парой сомнительных латинизмов. Да, Чапаев совсем
не прост. Конечно, есть беспроигрышный путь завершить любой спор,
классифицировав собеседника, — ничего не стоит заявить, что все, к чему он
клонит, прекрасно известно, называется так-то и так-то, а человеческая
мысль уже давно ушла вперед. Но мне стыдно было уподобляться самодовольной
курсистке, в промежутке между пистонами немного полиставшей философский
учебник. Да и к тому же не я ли сам говорил недавно Бердяеву, заведшему
пьяный разговор о греческих корнях русского коммунизма, что философию
правильнее было бы называть софоложеством?
Чапаев хмыкнул.
— А куда это вперед может уйти человеческая мысль? — спросил он.
— А? — растерянно сказал я.
— Вперед чего? Где это „впереди“?
Я решил, что по рассеянности заговорил вслух.
— Давайте, Василий Иванович, по трезвянке поговорим. Я же не философ.
Лучше выпьем.
— Был бы ты философ, — сказал Чапаев, — я б тебя выше, чем навоз в
конюшне чистить, не поставил бы. А ты у меня эскадроном командуешь. Ты ж
все-все под Лозовой понял. Чего это с тобой творится? От страха, что ли?
Или от радости?
— Не помню ничего, — сказал я, ощутив вдруг странное напряжение всех
нервов. — Не помню.
— Эх, Петька, — вздохнул Чапаев, разливая самогон по стаканам. — Не
знаю даже, как с тобой быть. Сам себя пойми сначала.
Мы выпили. Механическим движением я взял со стола луковицу и откусил
большой кусок.
— Не пойти ли нам подышать перед сном? — спросил Чапаев, закуривая
папиросу.
— Можно, — ответил я, кладя луковицу на стол.
***
Через некоторое время в комнату постучали.
— Петька! — позвал из-за двери голос Чапаева, — ты где?
— Нигде! — пробормотал я в ответ.
— Во! — неожиданно заорал Чапаев, — молодец! Завтра благодарность
объявлю перед строем. Все ведь понимаешь! Так чего весь вечер дурнем
прикидывался?

— Как вас понимать?
— А ты сам подумай. Ты что сейчас перед собой видишь?
— Подушку, — сказал я, — но плохо. И не надо мне опять объяснять, что
она находится в моем сознании.
— Все, что мы видим, находится в нашем сознании, Петька. Поэтому
сказать, что наше сознание находится где-то, нельзя. Мы находимся нигде
просто потому, что нет такого места, про которое можно было бы сказать,
что мы в нем находится. Вот поэтому мы нигде. Вспомнил?
— Чапаев, — сказал я, — мне лучше одному побыть.
©
Ответить
Амаль Фарук ибн Легион
ёёёёёёёёёёёёё…
Ответить
Спасибо огромное! Как тепло начитанно. Озвучка просто шикарная. Александр, спасибо Вам!
Ответить
natamuha
Вам спасибо, НАТА! Что прослушали и отозвались тепло! Побольше бы таких слушателей с кем на одной волне!!! :) Удачи и всегда рад видеть Вас на своей странице, до встречи! Были бы смайлики в оформлении поставил бы поцелуй :)
Ответить
«Мы любовь свою схоронили, крест поставили на могиле» ©.
Не смогла сдержать слёз. Прекрасный рассказ и прочитан душевно. Спасибо Вам, Александр.
Как больно, что из-за глупого предрассудка исковерканы четыре жизни. А ещё и дети их пострадали. Грустно, что эта задушенная любовь не пролетела яркой и сияющей звездой, а тлела как пожар в торфянике, закончившись ненавистью и досадой.
Ответить
Karolina Jekimova
Не за предрассудок, а за идею. А Марья -за верность традициям. Мне кажется, ей надо было уступить.
Ответить
maigenya
Будь Филипп комсомольцем, тогда я написала бы «за идею». Но он не был комсомольцем. Значит, речь о предрассудке. А у Марьи — не верность традициям, а вера. Идеи меняются чаще веры. А отказаться от традиции так же просто, как от предрассудка. Или так же сложно. Это как кому удобнее считать. Но меньше всего я виню в этом Марью. Её замуж отдали.
Ответить
Karolina Jekimova
Можно быть трижды комсомольцем, но формально, а г.г. именно идейный. А Марья, явно, подстроилась потом под обстоятельства, как большинство, под влиянием мужа, детей. А с венчанием прям упёрлась, себя больше всех и наказала.
Ответить
maigenya
Мы по-разному поняли ГГ. Для Вас он идейный, а для меня тот, кого называли «сочуствующий». Из тех, что пытаются быть святее Папы Римского. А потом всех вокруг в своих бедах обвиняют. Если бы финал рассказа был другой (закончился фразой: «Теперь — ничего»©), я бы, вероятно, согласилась с Вашим восприятием идейности ГГ. Но в том и состоит гениальность Шукшина, что он придумал наиболее вероятный и жизненный финал, а не романтическую историю для восторженных девушек: — «Я не могу жить в мире, в котором нет тебя!» ©.
И для меня Марья — не виновница, а жертва, которую ГГ принёс, чтобы доказать свою «прогрессивность». А то, что она подстроилась, как Вы сказали, под обстоятельства — это та самая верность традициям: если приземлённо, то «стерпится — слюбится». Если более возвышенно, то: «Я другому отдана, и буду век ему верна» ©.
Ответить
Karolina Jekimova
Каждый при своём мнении остался.
Ответить
Karolina Jekimova
СПАСИБО ОГРОМНОЕ!!! Вы просто мастер словосочетаний! Как правильно подобраны слова, характеризующие сюжет рассказа! Я рад, что понравился рассказ и лёг на душу!
Ответить
Прямой эфир скрыть
Елена 20 минут назад
Извиняюсь за ошибку: пьесы написаны более ста лет назад, а не двести. О чём думала?!
Eugene Frost 32 минуты назад
В эпилоге прям точно воспроизвели текущую ситуацию в нашем дво ран, сегодня, 2020… Автор дал надежду, что через 100...
Leda 32 минуты назад
С романом все в порядке, вполне себе современный, фантастический роман, с элементами боевика, просто, уже столько...
Dmitry Tsybko 36 минут назад
Ух, наконец-то!)
Dmitry Tsybko 46 минут назад
Поговорим на тему лингвистики?
Владислав, не все дети такие глупые и безграмотные, как вы описываете. Мы все так же пишем ручками в тетрадях, как и...
Tina Maslova 1 час назад
Альбина, ваше произведение стоит прочитать вслух другому чтецу. Этот совершенно испортил вашу работу.
AAL 1 час назад
Автор давно умер. Так что никто ни за что не тянет… 🙄🙈
Square_II 2 часа назад
Как то Стивену Кингу довелось анонимно пройти психологический тест. Врачи, изучавшие результаты теста, не знали имени...
Tina Maslova 2 часа назад
Прочитано отлично, но рассказ не понравился. Не рекомендую.
pamplonanavarra 2 часа назад
завтра начну слушать, хотя завтра это уже сегодня, точно что не опоздаю. Киношка же любимица семьи
NaborBykovok 2 часа назад
Эбола… чистая Эбола… Начал слушать тягомотина… В принципе вообще тягомотина. Картонные персонажи… НЕ...
Маша Иванова 2 часа назад
Сложно лежать на животе так, чтобы был виден лак на ногтях ног, даже если вы труп.
pamplonanavarra 2 часа назад
стихийные бедствия такие беспощадные, и чем старше тем хужее и хужее
Tina Maslova 2 часа назад
Милейший рассказ!:) Спасибо!
Наталья 2 часа назад
Какая милая озвучка. С душой. Сама прослушала с удовольствием. Очень понравилось ребёнку. Раз в день ставлю...
pamplonanavarra 2 часа назад
не прочёл бы имя автора — подумал бы что это начинающий Милорад Павич. Олег угадал с музыкой, ну а книги уже...
Lana Tsvetochnaya 3 часа назад
Голос олега прекрасно подходит к серии Сталкер. Читает с большим понятием. Спасибо. Очень помогает в работе. Особенно...
Ella Lobasova 3 часа назад
Чтец отвратительный, слушать его не возможно
pamplonanavarra 3 часа назад
никогда раньше не задумывался о том что белка хочет просто убежать с колеса. И тот её грациозный бег не для того...
Эфир