Книга
Скорость чтения
1x
Сохранить изменения
Таймер сна Чтение остановится через
0 часов
20 минут
Включить таймер
Закрыть

Музиль Роберт - Человек без свойств

69 часов 32 минуты
Человек без свойств
100%
Скорость
00:00 / 11:02
0001
07:24
0002
08:32
0003
08:49
0004
11:50
0005
15:25
0006
20:51
0007
17:40
0008
04:11
0009
07:03
0010
10:31
0011
09:19
0012
13:53
0013
25:10
0014
07:06
0015
14:58
0016
29:13
0017
34:32
0018
09:09
0019
14:55
0020
18:23
0021
15:15
0022
09:55
0023
17:36
0024
15:34
0025
09:59
0026
03:28
0027
10:29
0028
11:51
0029
03:33
0030
05:43
0031
21:40
0032
05:56
0033
18:41
0034
07:36
0035
10:03
0036
16:33
0037
23:36
0038
10:17
0039
21:28
0040
23:58
0041
17:19
0042
23:31
0043
15:51
0044
18:58
0045
12:21
0046
09:22
0047
08:44
0048
15:44
0049
16:05
0050
14:52
0051
20:19
0052
10:12
0053
06:47
0054
22:49
0055
14:51
0056
13:27
0057
16:22
0058
12:36
0059
28:28
0060
09:29
0061
12:14
0062
20:36
0063
19:45
0064
33:36
0065
06:02
0066
08:17
0067
17:31
0068
29:31
0069
09:30
0070
18:18
0071
16:16
0072
19:06
0073
25:41
0074
30:26
0075
13:48
0076
08:05
0077
10:19
0078
12:07
0079
28:38
0080
18:18
0081
27:00
0082
19:07
0083
23:05
0084
19:38
0085
25:17
0086
37:54
0087
29:48
0088
20:51
0089
16:26
0090
07:06
0091
23:00
0092
13:21
0093
30:26
0094
10:24
0095
05:10
0096
19:54
0097
15:10
0098
10:19
0099
16:04
0100
24:32
0101
31:00
0102
23:21
0103
22:02
0104
22:05
0105
25:22
0106
33:33
0107
34:18
0108
21:07
0109
15:20
0110
23:24
0111
20:26
0112
18:03
0113
29:48
0114
16:39
0115
16:46
0116
39:01
0117
17:31
0118
16:27
0119
22:47
0120
18:50
0121
29:10
0122
27:30
0123
27:21
0124
23:06
0125
16:19
0126
15:18
0127
23:20
0128
21:16
0129
32:51
0130
35:50
0131
29:44
0132
21:26
0133
27:46
0134
23:50
0135
22:10
0136
22:06
0137
39:54
0138
30:34
0139
23:42
0140
26:43
0141
14:26
0142
13:40
0143
33:27
0144
26:17
0145
26:53
0146
19:50
0147
26:10
0148
27:34
0149
16:58
0150
28:33
0151
30:37
0152
19:42
0153
27:30
0154
35:26
0155
29:04
0156
19:39
0157
21:14
0158
25:36
0159
18:45
0160
24:24
0161
23:35
0162
21:10
0163
22:51
0164
24:06
0165
28:02
0166
26:38
0167
28:02
0168
23:40
0169
25:43
0170
37:59
0171
16:14
0172
15:48
0173
21:39
0174
23:36
0175
21:50
0176
38:06
0177
31:26
0178
28:54
0179
23:33
0180
21:44
0181
15:56
0182
21:16
0183
22:04
0184
16:59
0185
07:33
0186
24:07
0187
15:01
0188
26:20
0189
28:02
0190
16:09
0191
18:27
0192
17:47
0193
18:14
0194
16:33
0195
27:44
0196
19:03
0197
15:53
0198
25:27
0199
34:08
0200
22:51
0201
33:29
0202
25:32
0203
24:07
0204
03:24
0205
10:01
0206
34:27
0207
30:02
0208
Автор
Исполнитель
Рейтинг
8.56 из 10
Длительность
69 часов 32 минуты
Год
2013
Время действия: 20 век
Возраст читателя: Для взрослых
Описание
Ироничная панорама Австро-Венгрии в преддверии Первой мировой войны, отчасти автобиографичный «роман идей», написанный одним из самых блестящих европейских интеллектуалов первой половины XX столетия, — явление, грандиозное по замыслу и исполнению. Без этой книги невозможно помыслить европейскую литературу, а читатели по сей день гадают о том, чем надлежит закончиться этой великолепной глубокой саге.
Другое название
Der Mann ohne Eigenschaften [ориг.]
Поделиться аудиокнигой

11 комментариев

Популярные Новые По порядку
Настроилась на длительную прослушку, в надежде узнать что-то умное, интересное об Австрии. Увы! Такая не сумятица. «Без этой книги невозможно помыслить европейскую литературу» — это вообще зашквар))))))). Думаю, европейская литература очень даже легко мыслит себя без таких нелепых умосплетений.
Ответить
Спасибо за возможность послушать такое масштабное, полное изящной иронии, актуальное и, к сожалению, незавершённое произведение в формате аудиокниги. Исполнительница радует приятным голосом и точностью интонаций.
Ответить
На любителя. Отличные метафоры, афористичность фраз, точные замечания о психике, написано легко. Минусы — вялый сюжет, ноль «познавательности»
Ответить
мутотень ещё та
Ответить
За столиками кафешантана Леона исполняла обязанности; но предметом ее мечтаний был кавалер, связь с которым на срок ангажемента избавила бы ее от этого и позволила ей сидеть в фешенебельной позе над фешенебельной карточкой кушаний в фешенебельном ресторане. Тогда бы она предпочла поесть сразу от всех имеющихся блюд, но в то же время ей доставляла болезненно‑противоречивое удовлетворение возможность показать, что она знает, как надо выбирать и как составляют изысканное меню.
Ответить
Вообще сколько поразительных вещей можно рассказать об этой исчезнувшей Какании! Она была, например, Кайзерско‑Королевской и Кайзерской и Королевской; одну из атих двух помет «к. к.» или «к. и к.» носили там каждая вещь и каждое лицо, но все‑таки требовалось тайное знание, чтобы безошибочно различать, какие установления и какие люди должны называться «к. к.», а какие «к. и к.». Письменно она именовалась Австрийско‑Венгерской монархией, а в устной речи позволяла называть себя Австрией – именем, стало быть, которое она сняла с себя торжественной государственной присягой, но сохраняла во всех эмоциональных делах в знак того, что эмоции столь же важны, как государственное право, а предписания не выражают истинную серьезность жизни. Она была по своей конституции либеральна, но управлялась клерикально. Она управлялась клерикально, но жила в свободомыслии. Перед законом все граждане были равны, но гражданами‑то были не все. Имелся парламент, который так широко пользовался своей свободой, что его обычно держали закрытым: но имелась и статья о чрезвычайном положении, с помощью которой обходились без парламента, и каждый раз, когда все уже радовались абсолютизму, следовало высочайшее указание вернуться к парламентарному правлению. Таких случаев было много в этом государстве, и к ним относились также национальные распри, что по праву вызывали любопытство Европы и освещаются сегодня совершенно неверно. Они были настолько ожесточенны, что из‑за них по многу раз в году стопорилась и останавливалась государственная машина, но в промежутках и паузах государственности царило полное взаимопонимание и делался вид, будто ничего не произошло. Да по‑настоящему и не происходило ничего. Просто та неприязнь каждого к стремлениям каждого другого, в которой мы все сегодня едины, в этом государстве сформировалась рано и стала, можно сказать, сублимированным церемониалом, который еще имел бы, пожалуй, большие последствия, если бы его развитие не было до срока прервано катастрофой.

Ибо не только неприязнь к согражданину была возведена там в чувство солидарности, но и недоверие к собственной личности и ее судьбе приняло характер глубокой самоуверенности. В этой стране поступали – доходя порой до высших степеней страсти и ее последствий – всегда иначе, чем думали, или думали иначе, чем поступали. Несведущие наблюдатели принимали это за мягкость или даже за слабость австрийского, по их мнению, характера. Но это было неверно, и всегда неверно объяснять происходящее в какой‑либо стране просто характером ее жителей. Ведь у жителя страны по меньшой мере девять характеров – профессиональный, национальный, государственный, классовый, географический, половой, осознанный, неосознанный и еще, может быть, частный; он соединяет их в себе, но они растворяют его, и он есть, по сути, не что иное, как размытая этим множеством ручейков ложбинка, куда они прокрадываются и откуда текут дальше, чтобы наполнить с другими ручьями другую ямку. Поэтому у каждого жителя земли есть еще и десятый характер, и характер этот – не что иное, как пассивная фантазия незаполненных пространств; он разрешает человеку все, кроме одного – принимать всерьез то, что делают его по меньшей мере девять других характеров и что с ними происходит; иными словами, значит, как раз то, что должно было бы заполнить его. Это, нельзя не признать, трудноописуемое пространство окрашено и сформировано в Италии иначе, чем в Англии, поскольку то, что отделено от него, имеет иную окраску и форму, и все же оно там и здесь представляет собой одно и то же – пустое, невидимое пространство, внутри которого действительность походит на покинутый фантазией игрушечный, из кубиков, город.
Ответить
По поводу всего предшествовавшего Ульрих сегодня только покачал бы головой, как если бы ему стали рассказывать о переселении его души; но не по поводу третьей своей попытки. Нетрудно понять, что инженер с головой уходит в свою профессию, вместо того чтобы выйти на вольный простор мира идей, хотя его машины и поставляются на самый край света, ибо ему так же не нужна способность переносить смелость и новизну души своей техники на свою личную душу, как не в силах машина применить к себе самой лежащее в ее основе исчисление бесконечно малых. Относительно же математики сказать этого нельзя; здесь перед нами сама новая логика, сам дух в чистом виде, здесь источники времени и начало необозримых трансформаций.
Ответить
Что‑то невесомое. Знак плюс или минус. Какая‑то иллюзия. Как если бы магнит отпустил железные опилки и они снова перемешались. Как если бы размотался клубок ниток. Как если бы колонна пошла не в ногу. Как если бы оркестр начал фальшивить. Нельзя было назвать решительно ни одной частности, которая не была бы возможна и прежде, но все пропорции немного сместились. Идеи, авторитет которых прежде был тощим, стали тучными. Славу пожинали лица, которых прежде не принимали всерьез. Топорщившееся смягчилось, разделенное слилось вновь, независимые делали уступки всеобщим восторгам, уже сложившийся было вкус снова страдал неуверенностью. Резкие границы повсюду стерлись, и какая‑то новая, не поддающаяся описанию способность родниться вынося наверх новых людей и новые представления. Они не были дурными, отнюдь нет; только к хорошему примешалась чуточку великоватая доля дурного, к истине – заблуждения, к значительности – приспособленчества. Казалось прямо‑таки, что для этой смеси существовала предпочтительная дозировка, сулившая в мире наибольший успех, маленькая, в обрез отмеренная добавка суррогата – она только и придавала гению гениальный, а таланту внушающий надежду вид, подобно тому как, по мнению многих, лишь известная добавка инжира или цикория придает кофе настоящую, полноценную кофейность, и вдруг все ключевые и важные позиции духа оказались заняты такими людьми, и все решения стали сообразны их вкусу. Ни на кого нельзя возлагать ответственность за это. И нельзя сказать, как все стало таким. Нельзя бороться ни с какими‑то людьми, ни с какими‑то идеями или определенными явлениями. Нет недостатка ни в таланте, ни в доброй воле, ни в характерах. Только есть такой же недостаток во всем, какого нет ни в чем; ощущение такое, словно изменилась кровь или изменился воздух, таинственная болезнь сожрала небольшие задатки гениальности, имевшиеся у прежней эпохи, но все сверкает новизной, и в конце концов не знаешь уже, действительно ли мир стал хуже или просто ты сам стал старше. Тут‑то и окончательно наступает новое время.
Ответить
И вдруг не осталось никакого сомнения в том, кого он напоминал; граф Штальбург стал прозрачен, и Ульрих понял, что человек, являющий собой уже семьдесят лет Высочайшее Средоточие высшей власти, должен находить известное удовлетворение в том, чтобы прятаться за себя самого и выглядеть так, как нижайший из его подданных, вследствие чего становится просто правилом хорошего тона и естественной формой скромности вблизи этого высочайшего лица не иметь более личной наружности, чем оно. В этом, по‑видимому, и состоял смысл того, что короли так любили называть себя первыми слугами своего государства, и, бросив быстрый взгляд, Ульрих убедился в том, что его превосходительство и впрямь носило те седые, короткие бакенбарды при выбритом подбородке, которые имелись в Какании у всех швейцаров и железнодорожных проводников. Считалось, что они подражали внешностью своему кайзеру и королю, но более глубокая потребность основана в таких случаях на взаимности.
Ульрих успел все это обдумать, потому что ему пришлось немного подождать, прежде чем его превосходительство обратилось к нему. Инстинктивная актерская страсть к переодеванию и перевоплощению, принадлежащая к радостям жизни, предстала перед ним без малейшего привкуса, без всякой даже, пожалуй, мысли об актерстве – в настолько чистом виде, что буржуазный обычай строить театры и делать из лицедейства искусство, которое нанимают за почасовую плату, показался ему по сравнению с этим бессознательным, постоянным искусством самоизображения чем‑то совершенно неестественным, поздним и раздвоенным. И когда его превосходительство отделило наконец одну губу от другой и сказало ему: «Ваш любезный батюшка…» – и тут же запнулось, а в голосе все‑таки было что‑то, заставившее заметить на редкость красивые желтоватые руки графа и почувствовать какую‑то напряженную нравственность во всем его облике, Ульрих нашел это очаровательным и совершил ошибку, которую легко совершают люди умственные. Его превосходительство спросило его затем, кто он по образованию, и сказало: «Так, очень интересно, в какой школе?», когда Ульрих ответил, что он математик; а когда Ульрих заявил, что никакого отношения к школе он не имеет, его превосходительство сказало: «Так, очень интересно, понимаю, наука, университет». И это показалось Ульриху настолько знакомым, настолько соответствующим представлению о светской беседе, что он вдруг повел себя так, словно был здесь у себя дома, и повиновался своим мыслям, а не социальным требованиям данной ситуации. Он внезапно подумал о Моосбругере. Власть, нужная для помилования, была здесь рядом, и ему показалось, что нет ничего проще, чем попытаться ею воспользоваться.

– Ваше превосходительство, – спросил он, – нельзя ли мне обратить этот благоприятный случай на пользу человеку, который несправедливо приговорен к смертной казни?
Ответить
Ваще классная книга
Ответить
Очень монотонно. Ноль интонации. Слушать невозможно. Голос напоминает ведущую новостей из 80х.
«к дню рождения Ильича, алтайские хлеборобы взяли обязательство перевыполнить поставленные партией и руководством повышенные нормативы....» 😭пошёл искать другую озвучку.
Ответить
Прямой эфир скрыть
Алексей Даганеев 4 минуты назад
У ТЕБ ПРИЯТНЫЙ ЖЕНСКИЙ ГОЛОС РЕПИНА ЛАНА!
Lena 20 минут назад
Настоящие коты почуют подвох, и кошечка когтями в нос вцепится.Поведение выдаст😁 А если серьезно в теле леопарда,...
Vadim Zagorov 1 час назад
Что вынуждает оставлять такие комменты? Ничто же не заставляет позориться забесплатно.
«Ницшеанство» это болезнь. Которую практически невозможно вылечить. Поскольку она становится основной программой...
Урфин Джюс 2 часа назад
Волки волками, а бабы у нас какие! Хоть сваи ими забивай.
Екатерина 2 часа назад
Неожиданные, забавные музыкальные заставки. Очень нравится озвучка! Чтецу браво!👏Получила то, ради чего и слушала....
Nure Sardarian 2 часа назад
Меня привлекла обложка – люблю старые книжки, и с самого начала поняла, что эта повесть – явно из категории «Для...
drsheil 2 часа назад
Шикарный рассказ! )))Нужно срочно ему продолжение.
Nure Sardarian 3 часа назад
Наверное, только кавказские и восточные мужья готовы убивать своих жен за измену, хотя, конечно, и среди них...
gendel 3 часа назад
Счастье и само банально ) Не следует человека наделять неприсущими ему чертами, он всего лишь небольшая часть...
Гарри, вы читаете великолепно. Музыку в заставках можно сделать и помягче. Но это дело вашего вкуса. В остальном же...
Алешка Неупокой 3 часа назад
В «Чуме Шредингера» несколько раз звучит «будущее не предопределено...», и мне вспоминается последний эпизод...
Тест там был не на интеллект, а на эмпатию. Вы читали эту книжку? Ну так почитайте или послушайте. Вроде она тут...
Ilya Dranikov 4 часа назад
Спасибо за спасибо!
Fifafa 4 часа назад
Книгу слушали?
Splushka88 4 часа назад
Отличная тема! И хотя рассказы многим уже известны, но в исполнении любимых чтецов можно ( и нужно), послушать ещё...
Mirza651 5 часов назад
Ааааа, какой нафиг злой бог булочка(-оооо неееетттт Киррроииитттаа, помоги этому злому богу, который скорее всего нас...
Люба Адамчук 5 часов назад
, Мессинг действительно обладал даром предвидения и мог воздействовать на мозг, на сознание людей.Не скажу что на...
Spacelik 5 часов назад
Это здорово! Просто невероятно! Я обалдел!
cheev 5 часов назад
В чём же бредовость концовки? Неужели Вы согласитесь доверить пятилетнему ребёнку руль от спорткара? И не надо...
Эфир